Олжас Сулейменов.

 

Творчеством П. Я. Зальцмана я специально не занимался. Знаю, что его работы числятся в собраниях нескольких советских и зарубежных музеев. Известно мне, что он один из немногочисленных учеников Филонова.

Все остальные знания о творчестве Зальцмана я получил из непосредственного общения с его картинами.

Павел Яковлевич был, пожалуй, первым художником, который пригласил меня в свою мастерскую. Отдельной мастерской он, правда, никогда не имел — работал в своей маленькой квартирке — и потому, наверное, размеры его ватманов не превышают квадратуры газетного разворота. В его листах буквально чувствуется коммунальная перенаселенность. Как газетная страница тесно забита шрифтом, так картины Зальцмана вмещают множество лиц. И каждое, как буква — образ. Они собираются в слова-образы и далее — в символические фразы. Если употребить математическую терминологию, иногда персонажи акварелей слагаются в некую художественную сумму, а порой умножаются в произведение. И часто эти действия происходят в одной и той же картине, в зависимости от степени твоей подготовленности к встрече с ней.

Старые мастера писали человека, вычитывая его из массы, чтобы лучше увидеть.

Передвижники делали человека центром толпы, выхватывая его прожектором внимания.

Но возможен и такой ракурс — толпа есть коллектив личностей без четко обозначенной главной фигуры. Любой персонаж — лидер, и все подчинены общему жесту, как будто разом повернулись на вспышку блица. Художник не берет на себя ответственность изображать категорию «народ». Он избегает в большинстве своем картин этнографизма. Излюбленный персонаж — некий диалектический тип, несущий в себе сплав черт всех рас. Он как бы обобщает борьбу и единство культур, названных противоположными. И чувства выражаемые — обобщены. Нет конкретных, но есть раздумье, настоенное на иронии, грусти, сострадании и любви. Чувства, вызываемые темами Павла Зальцмана, развиваются также во времени. Вначале многочисленные герои воспринимаются как — Они, но наступает момент, когда ты сам преобразуешь их в Мы.

Портреты Толпы, увиденные художником, развивают в тебе личность.

Так они влияют и на меня вот уже двадцать лет.

Павел Зальцман. Каталог персональной выставки. Караганда, 1983.

Альманах «Журнал Наблюдений», Москва, 2005, с.135.