Дорога в Александрию

 

Я построю келью под елью.

Екклесиаст

 

П р о л о г   в   н е б е с а х

Ангелы только что получили указание свыше.

 

Три ангела упали ниц,

Встают, над ними реют стяги.

Крепки деяния десниц

И мысли, очевидно, благи.

 

Во всяком случае они

Нисходят в мир с прямою целью.

 

Д о л и н а   Н и л а

 

Текут однообразно дни,

Отшельник подметает келью.

Подвижник не жалеет сил

Во бденьях, не причастный тленью.

В долине развалился Нил,

Ладьи проносит по теченью.

 

И дни и ночи напролет

Читает в позе богомола,

И только изредка встает,

Приемлет дани мукомола.

 

И солнечный круговорот

Уносит дни, над миром рея.

Дорога к северу ведет,

Вдали лежит Александрия.

 

Дикий пейзаж, виднеется Александрия

 

Нисходят ангелы. В деснице

У каждого огонь меча.

Дорога. Мчатся колесницы,

Завесы пыли волоча.

 

Там пурпур праздничной одежи,

Там юноши и старики,

И их задерживают стражи

Движеньем огненной руки.

 

А н г е л ы: Куда спешите? Кто такие?

 

П а с с а ж и р ы   к о л е с н и ц:

Мы блядовать, в Александрию.

 

А н г е л ы: Мы этого не одобряем!

Вам лучше пребывать в постах!

 

Ю н о ш а   с   к о л е с н и ц ы:

Александрия, Александрия!

Твои соблазны – не пустяк!

 

Александрия! Александрия!

Твои проспекты хороши,

Там девки бегают нагие,

Дают любому за гроши.

 

Там купишь импортную тогу

За полталанта серебром.

Талантами мостят дорогу

Плашмя, а кое-где ребром.

 

Пустите нас на колеснице,

Не сотворите нам беды,

Нам всем Александрия снится,

Пинакотеки и сады.

 

И ангелы, оставшись сзади,

Кивают – проезжайте, бляди.

 

Девчонки пробегают кучкой.

Взволнован резвый табунок,

Их бессознательные ручки

Заранее плетут венок.

 

Они засматривают в дали,

Взбежав, с ближайшего холма:

«Александрия! Вы видали?!

Ой, Томка, Галка, вот дома!»

 

Они трепещут в звонком крике:

«Ой, Томка, Галка, будем в ГИКе!»

 

Восстали снова трое грозных,

И каждый водрузил свой стяг.

На каждом стяге виден лозунг,

Внушающий добро и страх:

 

 

Первый лозунг: «Идущие путем греховным

Пребудут в скрежете зубовном!»

 

Второй: «Зубная боль невыносима.

Прочтя, не проходите мимо!»

 

Третий: «В постах и бдениях спасенье –

Читайте книгу «Воскресенье»!

 

«Остановитесь, Бога ради!

Раздался снова горний глас.

Куда?»

 

Т о м к а   и   Г а л к а:

В Александрию, в бляди,

Пожалуйста, пустите нас!

Там супера и там дубленки ,

Там «Подмосковны вечера»,

А мы несчастные девчонки,

И нам давно уже пора.

А за хорошую работу

И на квартире, и в кино,

О нас проявят там заботу –

Перлоны, танцы и вино,

«Пекин», «Париж», путевки в Сочи!

Пустите нас, мы очень хочим!

 

И ангелы, пожав плечами,

Пустили резвый табунок.

 

И так вот, днями и ночами,

На север движется восток.

Спешит жена, бежит юнец.

А вот какая-то старуха.

 

П е р в ы й   А н г е л:

Когда же этому конец,

Во имя Пресвятого Духа!

И ты туда, седая кляча?!

 

С т а р у х а:

Иду, хотя душевно плачу.

Я получу за блядство дачу,

За сорок тысяч драндулет.

 

А н г е л:

Тебе ли в жизни ждать удачи?

Без купли и продажи нет.

Ты старая больная дева,

Тебе лежать бы на боку.

 

С т а р у х а:

Я консулу в минуты гнева

Плеваться желчью помогу.

Во мне слюна не иссякает,

А консул наш и стар, и сед.

 

И дева дальше ковыляет:

«Привет, небесные, привет!»

 

Еще один! Опять туда же,

Бубнит чего-то на ходу.

Дорогу заградили стражи.

 

О т ш е л ь н и к:

Дай, думаю, и я пойду.

Я слышал, продают куренья.

Восстав от своего одра-с

И вознося весь день моленья,

Хотел бы маленький матрас.

Не откажусь и от девчонки,

Матрас же нужен очень тонкий.

В моленьях отдых не зазорен:

Пророк сказал «Наш мир – кровать»,

И ради сих небесных зерен

Готов и я поблядовать!

 

И се отшельник был ошпарен

Кипеньем благостной грозы,

И на главу его упали

Удары огненной гурзы.

 

А н г е л: Куда, скотина, навострился!?

И ты туда же лезешь, в блядь!?

 

И вспять отшельник обратился,

И быстро удалился вспять.

Ушибы маслом потирая,

Свою лампаду засветил.

 

Шумит вдали Александрия,

В долине развалился Нил.

 

А п о ф е о з    в   к е л ь е

Туристическая экскурсия возвращается с Хеопсовой пирамиды и мимоходом посещает келью отшельника.

 

Экскурсия, пробывши в келье

Пожалуй, даже с полчаса,

Выходит. Молодым весельем

Звенят в пустыне голоса:

 

«Чудак! До дьявола шикозный!

Он носит мировой жалет!»

 

«А между прочим, очень поздно,

И вдруг в кино билетов нет?!»

 

«А благородная осанка!

А непобритые власа!»

 

П о с л е с л о в и е

 

Большому кораблю – лоханка.

Крепи тугие паруса!


9 апреля 1961 г.