Обезьяны

Удав и козел - оборот

I

Вокруг сгоревшей деревни негры прячутся в лесу. Других уносят паруса. Слезы на руках

выедают пятна. Но на пиру у короля мырылимо таварга талалима бурага. Краварима турага и подаоили водки. А охотники в лесу забираются под рытки.

II

Скавыча великом на куглых кочьях за втивь за рым красный глаз из корвой зламы, зелёмый сок на склот шерсторый ским язы лиза зализывая ранку. И подняли глаза на кром леголых пальм и брызнуло крылано стрекозиным дождем в ходки и выполз коготками по пескам, вырывывая склыни под озером. Собралась обезьянья мземь зевервло на звини грые крыгли хвостами за глези взвигры, волосами рыжие миримы завыргло гло в стебли блезни.

Злёмой зеврина задолголо ревня под лопухом, ушибив лапу. ….налетает черная палка и сбивает обезьяну на землю. Отнесли, продев через живот деревянную, занозами свесив, из глотки на землю капли, к огню, опаливши мясо на масле очистив от костей. В челюстях, забившись в дырки. Глазами с гостя на гостя, запятнавши жиром кисти.

III

Осталось двое маленьких завырков. Губами тёмно капли млемя вылимляно свиркло кломи; царапая листья, проползают в глиняную осыпь и зовут напрасно.

Одного из той деревни нашли и съели, а другой уполз и вырос и грозно выревев из черных брыл, выпоркло, выдавив душу, бросает мертвую тушу ломаных костей из роговых когтей и с мертвым братом вместе поет песню о мести и крызя колочит жарты зарывая из сердца мертвых.

IV

Сто ри дна. Не выехал из ночки и мы, кудая, выуживаем тор. К до выехал выродные не преступи преступ. Выборные из негров в белом.

Вот новая деревня и вышел форс на выр.

Вчер в речку девочка черпала вчерни,

Черепий блеск черепью ополченные на воробьев за руки льдо ноги выхидило выехало выхло волюбили любил за руки и ноги вырванью.

Она уносит платье, оставив в лодке брата.

V

Свирепый кроль за высверки за взорхи разорванных за брало врыбых набыл и пробыл чемородом.

До дна одна в ряде крыни крихно дебл за долбу за выбычу звыча выродно выехало поднюхало. Свириродный скруй сирый мы сегодня олоудо. Помолимся затарнандю.

VI

В лесу в обугленной деревне прыгает обезьянья стая. А на пиру у короля ракарита мираля шкуры мертвых обезьян кравараки папазьян.

Вот вот ребенок в лодке лежит на тихой водке.

Он был завернут в головной платок, перекидывал в ручках обезьянью косточку для забавы и разговаривал. Он пел свою песню.

Листья на берегу раздвинулись к воде спустился зверь прыгнул и выгрыз ему грудную полость и часть лица. Возблагодарим творца за мстительную справедливость.

Не может быть! Не может быть! Это был ребенок короля! Гуси гуси га га га. И мы поем пока в глотке не остыло жжение водки и от начала до конца мы будем петь про мертвеца и с мертвым братом вместе мы будем петь о мести.

1935 г.