Я сидел, а вы играли

 

Я сидел, а вы играли,

Это было не нарочно:

Я глядел в свою диктовку,

Вы шутили с мандолиной.

Впрочем, тихо на рояле

Мендельсона вы учили.

Что поделаешь – таких

И в могиле беспокоят.

 

Мягко волосы струились,

Тихо песня раздавалась

И, однако, заглушала

Громкий примус в вашей кухне.

Слезы жгли глаза и душу,

Я их прятал, вы скрывали.

Грустно Мендельсона слушать

На расстроенном рояле.

 

1930 г., Ленинград,