"А дальше началась страшная блокадная зима..."

Подготовка текста, предисловие и публикация -- А. Зусманович, И. Кукуй.

В Журнале "Знамя", 2012, No. 5 опубликованы воспоминания Павла Зальцмана о первых месяцах блокады Ленинграда. В них можно выделить три сквозные линии. Это разрушение изначального единства семьи, как физическое (смерть отца), так и внутреннее, вызванное разложением человеческой личности в результате страшных испытаний. Связанное с этим разрушением чувство вины является движущей силой текста. Наряду с приговором себе, вынесенным без всяких скидок и самооправданий, Зальцман дает беспощадный срез окружающего его быта, в первую очередь киностудии "Ленфильм". Этот портрет эпохи, бесспорно, субъективен и отражает личный взгляд (со)участника событий. И третий, высший слой воспоминаний - счет с Богом, тот спор, который Зальцман начинает в своих литературных произведениях еще до войны, но радикально заостряет в связи с блокадными событиями. Зальцман наследует поэтике обэриутов А. Введенского и Д. Хармса, с которыми он был знаком, но пережитые испытания блокады и эвакуации, а также особенности его поэтического
языка позволили ему вывести опыт обэриутов на качественно иной экзистенциальный уровень.

Воспоминания можно прочесть на нашем сайте и на сайте журнала.