Завоевание

 

I.

Губы сжала белая корка,

Это начало и очень жарко.

От чистой тени, разлитой лесом,

Я оторвался слепящим часом,

Но твердым шагом, с хвастливой осанкой,

Зигзаг за зигзагом иду тропинкой.

Шаги бесчисленно множат склоны,

Поток стал узкий и зеленый,

И каждому шагу всё больше невровень,

За острым камнем – высокий камень.

 

II.

Я вижу, что сил у желанья мало,

Так пусть поднимает чужая сила.

Когда я пойму, что вниз не вернуться,

Мне будет легче туда взбираться.

Где сыпет камни тяжелая робость,

Легко пролетает слепая радость.

Я прыгнул с высокого берега щели

На дальний, низкий, ведущий к цели.

Но тут меня охватила забота:

Я вспомнил, что что-то внизу забыто.

 

III.

Я не мог припомнить ни черт, ни имени,

Напрасно глядя вниз на камни.

Может быть, это встретится мне,

Или я вспомню об этом во сне.

Но, двинувши осыпь забрасывать снег,

Я вдруг заметил странный знак:

Из груды камней непроходимых

Едва приметна полоска дыма.

Я увидел скатерть из нашего дома

И за ней сидящих двух знакомых.

 

IV.

Один сказал: «Иди скорее,

За той стеной тебя ждут другие».

Не зная, кто там мог оказаться,

Я боялся надеяться и ошибиться.

Но там было пусто. Меня не ждали.

Как сжала тоска от дурацкой шутки!

А когда я вернулся, – и те пропали,

Только дым остался, сухой и редкий.

И мне не открыли их дороги

Ни солнечный круг, ни серп двурогий.

 

V.

Где надо жаться к пустой стене,

Другие лица явились мне,

Но, как и те, всего на миг,

И я ожидаю своих родных.

Меня торопит проклятый путь,

Не знаю, как мне их удержать.

Я считаю уступы бесцельных стен,

Я устал от прощальных перемен.

Уходят, уходят их голоса,

И тоска затемняет мои глаза.

 

Июль 1940 г.,

Сталино, гостиница.